Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Пировское
01 декабря, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Пировское
01 декабря, ср

НАТАША И ЕЕ ДОРОГА ЖИЗНИ

20 июня 2021
0

Наша жизнь, говорят все вокруг, стремительно трансформируется и неудивительно, что в лексиконе появляются новые слова-неологизмы, которые незаметно, но прочно входят в русский язык. Например, вместо устоявшегося выражения «люди в белых халатах» появилось другое определение - «люди в белых скафандрах». А чему, собственно, удивляться, если уже более года весь мир, а медицинские работники в особенности, не снимают масок и перчаток, защитных шлемов и респираторов?

Во времена пандемии по-новому предстает перед нами и образ врача, медсестры, фельдшера… Медицинские работники, оказавшиеся на переднем фланге борьбы с ковидом в Пировском округе, по их собственному признанию, называли пик разбушевавшейся новой инфекции – а это примерно время с июня-июля по ноябрь 2020 года… войной!

В ту пору за плечами наших медиков был адский труд с раннего утра до поздней ночи, нагрузки, сравнимые с теми, что пережили советские женщины во время войны, работая за мужчин в поле, у станка, дома. И моя героиня, фельдшер мобильного передвижного медицинского комплекса, «скорой помощи», акушерка роддома с 21-летним стажем работы, одна из первых мобилизованная на спасение человеческих жизней и борьбу с ковид-инфекцией, Наталья Викторовна Крейс также нередко мыслями обращалась к доблестному примеру своих воевавших предков. Её мужество и профессионализм отмечены Благодарственным письмом губернатора Красноярского края А.В. Усса. По моей просьбе она рассказывает:

- В сентябре 2020 года, когда количество мазков на тест, взятых у населения округа, доходило до 60-ти в день, в отличие от августовских 10-12, в период массовой вспышки заболеваемости работать медикам стало действительно «жарко». Рабочий день доходил до 11 часов вечера, мы буквально падали с ног от усталости и казалось: «Все! Больше нет сил»… И тогда я вспоминала о наших ветеранах, моих геройских бабушках, дедушках. Они же выстояли в войну, значит, сможем выстоять и мы!

И главный врач больницы Оксана Львовна Шмаль в эти тяжелые моменты всегда нас, подчиненных, подбадривала: «Надо, девочки, надо!» Вот это слово НАДО и стало для медицинского персонала определяющим. Главное для меня – дело, работа – это святое, в конце концов, я же клятву давала помогать людям.

Как что-то саднящее, большое, как ком снега, наболевшее и требующее выхода из души, наташины воспоминания о работе в пик пандемии вылились в полуторачасовую исповедь женщины, прошедшей коронавирусный ад от начала и до конца. До времени, когда в октябре двадцатого она сама заболела коронавирусом и попала в инфекционный госпиталь, даже не додежурив свою очередную смену на «скорой» - не осталось даже сил подняться на подножку машину, и на подмену заболевшей коллеги срочно пришлось вызывать напарника.

- 1 апреля 2020-го роддом в Пировском закрыли, с любимой работой акушерки пришлось распрощаться, правда, не совсем, - продолжает она свой рассказ. - Меня определи на новую должность - фельдшер передвижного мобильного медицинского комплекса. Задача такого мобильного медпункта на колесах - первичная медпомощь гражданам в сельской глубинке: осмотр, проведение анализов, снятие кардиограммы и т.д..

Помню, первый выезд должен был состояться в Волоковое, но по дороге, не доезжая пару километров до деревни, нас вернул обратно в Пировское звонок руководства больницы: надо срочно менять маршрут, ехать в Кетский, забрать там больного коронавирусом и сопроводить его до Лесосибирска.

По натуре я человек безотказный, стараюсь в работе браться за все, но тут, честно признаюсь, испугалась… Такая вот была первая реакция. И, знаете, это был страх даже не за себя, а за ребенка, за дочку, страх оставить ее сиротой, если что-то плохое случится со мной. К тому времени статистика смертей от ковида во всем мире была уже на высокой отметке, и все население, не исключая медиков, было напугано этим обстоятельством.

На больничной планерке в кабинете главврача состоялся непростой разговор – кому всё-таки везти больного? Всю ответственность за транспортировку тогда взяла на себя моя коллега Людмила Тазова. «У вас маленькие дети, у меня они уже взрослые, давайте поеду я!» - вызвалась она. Так, Людмила первой открыла «дорогу жизни» Пировское-Лесосибрск, по которой впоследствии каждодневно, массово возила пациентов я – кого на КТ-исследование легких, кого - на госпитализацию в ковид-госпиталь в Лесосибирск. Также доставляла тесты на короновирус в лаборатории Лесосибирска и Енисейска.

Большинство моих пациентов, поборов болезнь, через некоторое время благополучно возвращались по этой же дороге обратно, домой, но были и те, кому не повезло остаться в живых. Это особая боль, когда везешь человека, чаще всего знакомого, односельчанина в медучреждение хоть и больным, но живым, с надеждой на исцеление… А потом узнаешь, что его уже больше нет, что ты последний, кто видел его живым.

- В майские праздники случилось затишье, ковид почти не регистрировали, - снова чуть ли по дням раскладывает ковидную эпопею Наталья Викторовна. - Но я уже вплотную работала дистанционно с контактными лицами, вела листы наблюдения и т.п.. А в начале июня «вспыхнула» периферия, то здесь, то там в населенных пунктах стали появляться новые и тяжелые случаи заболевания. Всё больше и больше медиков были привлечены на борьбу с ковидом. И тут уже стало не до страха – бояться было некогда. Мне стыдно за тот первый случай, что я, опытный медик, испугалась везти больного…

В ту пору я вставала в пять часов утра, чтобы успеть приготовить хотя бы суп для домочадцев, на остальное, например, стряпню, просто не хватало времени. После домашней смены снова к моим больным, в путь-дорогу.

Но нехватка времени - пустяки по сравнению с июльским зноем: жара сделала работу медиков невыносимой – под белыми защитными костюмами, казалось, тело расплавится. Ощущение реальности такое, как будто ты не едешь, а плывешь в горячей воде. Извините за такие подробности, но в те летние дни у нас баня топилась практически круглосуточно. Успеваешь только ненадолго заехать домой, помыться, переодеться - и снова «труба зовет».

Непосвященным в детали людям сложно понять, какая эта трудоемкая, кропотливая работа - взять тест на анализ: прежде чем выехать на дом к пациенту, нужно подписать и подготовить специальным образом пробирки, в маленький мешочек положить два зонда – для носа и зева, чтобы результат исследования был наверняка. Этой процедуре я сама училась два дня, а потом учила и приобщала других. Без преувеличения, полбольницы, начиная о главврача и заканчивая вахтером, помогали мне готовить пробирки, на это уходило по 3-4 часа рабочего времени. А после забор мазков, по 6-7 часов катаешься только по территории округа, по домам – такая вот длинная трудовая вахта.

Вдобавок ко всему я еще на «скорой» дежурила, беременных женщин транспортировала в Лесосибирск, по 17-18 вызовов поступало в ту пору на службу «03». Где-то на этом этапе, вероятно, и сама подхватила «корону», хотя вызов мог быть и к пациенту с гипертонией. Фельдшеры нашей больницы переболели все, практически все испытали на себе нюансы новой инфекции, все подвергали свои жизни опасности.

Спустя время, я удивляюсь, как при такой нагрузке смогла в то лето 2020-го еще и варенья наварить, и грибов насолить! Моя семья вместе со мной мужественно перенесла сложное время, многие заботы по дому взяв на свои плечи, например, огорода я практически не касалась, грядки полола 15-летняя дочка. Единственное, ей тяжело дались дни самоизоляции - одной сидеть дома очень тяжело, а папа у нас тоже работает посменно. Когда я возвращалась с работы, дочка иногда просила: «Мама, ну, прокати меня по Пировску, я хоть из машины на улицы, на людей посмотрю!».

Однозначно могу сказать, что после пережитого мои домочадцы стали еще самостоятельнее. Они и без этих ковидных будней были самодостаточными людьми, привыкли, что мама все время на работе. Дочка чуть ли не с рождения находилась со мной в больнице, ведь фельдшеров всегда не хватало, и руководство «закрывало глаза» на то, что маленькая помощница дежурит с мамой.

Какие уроки я вынесли из всей этой ситуации с коронавирусом, который пока и не думает сдаваться? Во-первых, жизнь наша очень хрупкая. И нужно бережнее относиться друг к другу. Во-вторых, необходимо заботиться о своем здоровье, не надеясь на авось, нужно обязательно прививаться. Сейчас я вновь работаю с населением сразу на нескольких участках – фельдшером в передвижном мобильном комплексе, совмещаю дежурство на дому по акушерству, замещаю коллегу в отпуске в смотровом кабинете и, получив допуск на ковидные прививки, делаю инъекции всем желающим вакцинироваться. Люди задают вопросы, кто-то сомневается в эффективности прививок.

Я убеждаю пациентов – бояться вакцинации не надо, нужно доверять отечественным ученым-разработчикам вакцины и помнить, что кому-то прививка реально спасет жизнь. Отлежав 12 дней в инфекционном госпитале и пережив ковидную пневмонию, я сама в ближайшее время планирую привиться. Чтобы больше никогда не встречаться с этой страшной болезнью, продолжать спасать людей и получать удовлетворение от работы, ведь именно в этом я вижу смысл жизни.

Отслужив несколько месяцев в «горячей точке» окружного здравоохранения, по духу Наталья Викторовна все же остается акушером, признаваясь в искренней любви к своей основной профессии, отработав в Пировском роддоме боле двух десятилетий - половину из них в постоянном отсутствии врача–гинеколога, в одиночку принимая роды, без профессионального плеча и поддержки, практически замещая доктора. И судьба, словно зная акушерский талант и любовь к делу этой женщины, побрасывает ей новые и удивительные испытания.

В перерыве между ковидными рейсами в Лесосибирск, в один из июльских дней Наталья Викторовна повезла в медицинский межрайонный центр роженицу, жительницу Долгово. Аккурат на границе с Енисейским районом у женщины начались схватки. Стоп, машина! Приготовив все необходимое, разложив пеленки, Наталья Викторовна профессионально приступает к экстренным родам. Благодаря умелым действиям акушера на свет благополучно появляется малыш. Водитель «скорой» на радостях вдруг восклицает: «Ура! У нас мальчик. Коронавирусный мальчик!». Этот случай в больничной среде прочно закрепился под таким названием - «коронавирусный мальчик». Ребенок, конечно, не имел никого отношения к вирусу, но во время пика пандемии, когда для медицинских работников окружной больницы наступили суровые будни, а трасса на соседний Лесосибирск все чаще приобретала грустно-трагическое звучание, появление на свет младенца, да еще и в пути, для всех стало не только светлым пятном в истории ковида, но и большой всеобщей радостью, и символом всепобеждающей жизни.